Сообщество Peter & Patrik
"Пётр и Патрик"
ТелефонВопрос - ответ
E-mailРоссия - Ирландия
ПоискПоиск по сайту
  Навальный. Встречи с избирателями: Новосибирск: 22.09; Владивосток: 23.09 В эпицентре огня
Новости Новости - Между Сциллой и Харибдой
Сегодня - 21 Сентябрь 2017, Четверг
Ваш выбор
Вход:
Имя:
Пароль:
 
Регистрация
Погода:
Курсы валют:

Последние обновления:
статьи
Давайте представим, где мы окажемся через 20 лет
"В далеком 2017-м из-за лени, страха или равнодушия я не смог..." 17.09.2017
галерея
наши корреспонденты

Между Сциллой и Харибдой


Михаил Веллер

"Если власть ослабляет гайки – протест смелеет и сносит ее. А если закручивает – котел взрывается и революция разносит страну. Трудно им наверху плясать на канате между Сциллой и Харибдой – а бабла хоцца!."

Мне тут был задан вопрос среди многих-многих десятков прочих, как я отношусь к той формуле Жозефа де Местра, что каждый народ заслуживает то правительство, которое он имеет. Видите ли Жозеф де Местр — кстати, когда говорят, что это сардинский франкоязычный философ (есть такие формулировки) – нечто ужасное – сказал еще одно: «Не знаю, какова жизнь негодяя – я им никогда не был – но жизнь честного человека непереносимо мерзка». Это сказал весьма умный и остроумный человек. Однако попробуем разнообразить это в лучшую сторону. Но первая группа вопросов по поводу ареста Вячеслава Мальцева.

Я видел эти ролике в интернете. Не знаю, висят ли они сейчас, а три дня назад они висели все исправно. Это производит немного странное впечатление. То есть, конечно, человека надо арестовывать, если не среди ночи – это уже ассоциации нехорошие: среди ночи; знаете. 4 утра машина останавливается под окном… ассоциации нехорошие – то, по крайней мере с утра пораньше: взять тепленьким. И вот выпиливается дверь «болгаркой»… почему он должен, собственно, открывать, простите великодушно? За человеком никаких прегрешений нет, — ее выпиливают, ему объясняют – заметьте, все происходит в городе Саратове – да, вы все это уже сто раз как знаете, что Басманный суд города Москвы, постановление об аресте и так далее.

Это тяжелая сцена, на самом деле, когда дочка его – не знаю, сколько лет ее дочери, пусть она проживет долгую и счастливую жизнь – на вид лет, наверное, 8-9 выскакивает оттуда, обнимает его где-то на уровне бедер, потому что достает только до пояса и, плача, говорит: «Папа, я тебя люблю», — это тяжелое впечатление.

Отца, значит, уводит мощный отряд ребят высоких, статных, облаченных во все доспехи, в забралах. Что случилось?! И когда жена требует своих понятых: «Давайте соседей наших позовем, потому что этим я не доверяю» — ничего подобного: «Отдайте немедленно телефон, перестаньте снимать!»

То есть, что ему инкриминировано было, насколько мне известно? Неподчинение властям. Что значит, неподчинение? Он вышел на эту мартовскую прогулку, понимаете ли, антикоррупционную, оппозиционную. И несколько человек в соответствующих доспехах, облеченных доверием, при исполнении предложили ему отправиться в автозак и там разбираться. Человек спросил согласно всем законам, что он идет по тротуару без всякой наглядной агитации, не загораживая проезжую, а равно прохожую часть он двигается, не выкрикивая никаких лозунгов, не стоя ни с кем в шеренге – что ему могут предъявить? – «Вот пройдемте в автобус, проедем – там с вами поговорим». После чего народ, который там был рядом, его оттеснил, сказали: «Слава, давай иди-иди отсюда». То есть он пальцем не прикоснулся ни к одному полицейскому, он слова грубого не сказал ни одному полицейскому – он по первому указанию не отправился в автозак, чтобы они с ним разбирались. 

Получите 15 суток. То есть тебе щелкнули пальцем – делай то, что тебе сказано!

И когда после этого рассказывают: Вы посмотрите, как жестко на Западе действует полиция: в той же Франции дубинками, в той же Бельгии, в Нидерландах водометами! Ребята, но дело в том, что во Франции разгоняли отборную наглую шпану, которая защищала преступника наркоторговца. Мужик, который набросился на полицейских, вырубил одного, второго, а наркоторговец убежал, то когда вломили этому орлу – я уже забыл, он сын министра какой страны, где-то в экваториальной Африке – то вот он решили отомстить полицаям. Разбираться-то надо.

Когда у них были все волнения по поводу хоть Трампа, хоть кого, да полицейские хоть кому слово плохое сказали? Так что вот не надо, знаете ли, не надо… «у них дубинками». Если бы у нас делали то, что у них, то меньше чем «пятеркой» никто бы не отделался, а выбитые зубы выносили бы мешками из отделения милиции, простите, полиции.

Это что касается Вячеслава Мальцева. Это означает: а чтобы так было с каждым, кто покусится. А то, знаете, очень много о себе возомнил. Конечно, Россия – свободная страна. Так а почему не подчинился властям, понимаете? Не знаю, это все очень тяжело совершенно, и нечего здесь комментировать. Все совершенно не нравится.

Ну и, конечно, уже обсудили все со всех сторон: по шпаргалке, без шпаргалки… Простите великодушно, я не знаю фамилию дипломата – Сафро̀нков или Сафронко̀в. В Москве, знаете, есть привычка ударение в фамилиях перетягивать на последний слог. Я все-таки думаю, что Сафро̀нков. Ели ошибаюсь, прошу всех меня извинить.

То, что он сказал вот этим вот приблатненным, понимаешь, приблатненным тоном: «В глаза смотреть, не отводить!» — вы знаете, это все очень печально. Искусство дипломатии, в конце концов, сводится в тому, чтобы мягко-мягко стелить постель, на которой партнеру будет жестко-жестко спать, и никуда не денешься. А здесь: стели ты мягко или стели ты жестко, или вообще не стели, а партнер будет спать так, как хочет сам, до тебя ему нет дела, потому что ты совершенно ничего не можешь ему сделать, кроме как нахамить. То есть в данном случае это хамство. Это просто от беспомощности. Но ничего нельзя сделать.

Но все понимают, что да, а чего это, собственно, Россия наложила вето? Президент Путин сказал: «Да, мы должны все это детально обследовать». Так в резолюции и было. Давайте все детально обследуем, мы все проверим; если мы окажемся неправы, так чего же, сами виноваты, что вас обвинили. Так давайте посмотрим бортовые журналы, полетные листы и так далее. Нифига подобного! Ну вот все это как-то очень тяжело.

Вспоминают Хрущева, который… ну апокриф: стучал ботинком по трибуне, когда выступал в ООН. На самом деле — сейчас все можно в интернете найти – ну не ботинком, а полуботинком, туфлей, и не по трибуне ООН, а по тому пюпитру, за которым сидела советская делегатская и сбоку сидел сам Никита Сергеевич. Но, поскольку делегация стала стучать, а у Никиты Сергеевича при его железном, однако характере, ладошки были мяконькие и небольшие; он встал, снял туфлю и пока все руками – а он – громко стучать туфлей.

Вы знаете, на Западе к этому отнеслись даже с определенной симпатией. Это не было злобное хулиганство. Это было такое дикое озорство лидера великой и страшноватой и не совсем понятной державы. То есть он, в общем, никому не грозил. «Он бы еще подштанниками помахал в воздухе, понимаете» — народ там шутил по-всякому. Но это было не хамство, это было именное дикое озорство. Интеллигенция советская, конечно… ну слухи дошли, хотя газеты не писали «Как же так? Так опозорил!». А потом мы узнали, когда к нам в университет американские наши стажеры, студенты приезжали: «Молодец! Как он раскован, как он себя отлично ведет, это очень по-нашему, наоборот, у нас это приветствовали» и так далее. Но в данном случае с Сафронковым это немного другой, понимаете, случай.

Это горестно. Это все, что может дипломатия – нахамить на русском языке, что будет смягчено при переводе на английский. Нет никаких средств защиты своих интересов, ничего не осталось, кроме того, как взять и нахамить. То есть типа тебя выбрасывают за окно, так его хоть подальше посылаешь, пока за окно летишь. Печально это все-таки, печально. Нужно все-таки хранить достойную мину, понимаете, а это какая-то недостойная мина, я так думаю.

Но, что еще ужасно, это все находится, в общем-то, сейчас в тренде. Когда-то хамить дипломату было совершенно невозможно. Когда-то было невозможно, чтобы спортсмен другому спортсмену перед соревнованиями выкрикивал какие-то оскорбления. Это противоречило самому духу спорта. Когда-то два джентльмена, поссорившись, могли убить друг друга, но не могли обмениваться площадной бранью, как два пьяных кучера. Но у каждого были свои представления о достоинстве.

И вот с появлением социализма в конце 19-го века как-то все это полетело в тартарары. И вот когда Маяковский – великий русский советский поэт Владимир Владимирович Маяковский, прорываясь наверх, хамил, как можно, всем встречным, поперечным, с кем встречался – это вот началось. Нет-нет, в России умели кое-что сделать впереди планеты всей.

А уж когда в конце 50-х, да 60-х, да Кассиус Клей еще до того, как он стал Мухаммедом Али, но став Мухаммедом Али, он в грязь лицом не ударял, кроме его спортивных подвигов, когда он кривлялся невероятно – ну симпатичный был, но кривлялся невероятно, говоря, что «Я – это вообще лучшее, что создано вселенной, да вот этого я сотру!..» и так далее.

А теперь нормально: какое-то рыло набирает в рот воды, своему партнеру перед поединком выпускает изо рта эту струю в лицо… В старое время его бы вынесли с рынка в качестве мешка костей. А сейчас он работает дальше. Он принадлежит к расовому меньшинству, поэтому ему можно… Дело не в меньшинстве, а дело в том, что все уже можно. То есть сняты какие-либо моральные препоны. Почему бы не добраться до дипломатии. В общем, не нужны галстуки, не нужны, так сказать, двуполые отношения, не нужна вежливость, в общем, не нужен институт брака, не нужна вся эта церемонность дипломатическая. Пошли их всех подальше!

В следующий раз кто-то кому-то даст в рыло. Ну, знаете, не только в латиноамериканском парламенте бывают драки. В году, помнится, еще в 67-м на выставке «ИнтерПрессФото», когда она экспонировалась в Ленинграде, была фотография знаменитая такая, какие-то призы годовые собрала: «Убийства члена японского парламента…» — не помню, как… — по-японски, вежливо, безусловно мордобоя: один держит сзади, а второй сейчас здоровенный финач воткнет ему в брюхо. А у человека, депутата, которого зарежут через долю секунды, уже лицо трупа. Так что всяко в парламентах бывает. Но и в ООН кто-то скоро кому-то в рыло въедет. Ну жизнь, значит, такая, вы понимаете.

«А это правда, что многие депутаты Государственной думы задним числом оформляют себе больничный, чтобы доказать, что в то утро, когда дума аплодировала тому, что Трамп избран президентом, что они не аплодировали и их там не было – они болели?» Я не знаю, правда ли это, но слух, на самом деле, интересны.

Вопрос: «Чего, собственно, Трамп скрывает свою собственную декларацию?» Ответ очень прост: Если бы у него были какие-то налоговые прегрешения, он бы давно сидел, потому что противодействие всего властного истеблишмента во время всей избирательной кампании Трампу было такое, что если бы было бы за что его посадить – за украденных шнурок от ботинка! – он бы огреб по полной. Все, на самом деле, весьма просто. Этот человек склонен кидать понты, простите за язык, ныне принятый в дипломатических беседах. Он, на самом деле, не так богат, каким ему хочется казаться. Он не единожды в жизни банкротился и, на самом деле, разорялся, уходил в глубокий минус.

И сейчас тоже если он опубликует все, что есть, то он не такой уж крутой миллиардер. Особенно, конечно, перед нашими «пацанами» ему будет неловко. У людей там десятки «ярдов», а он какой-то, понимаешь… что у него там, собственно, есть? Он почти голодранец. Ну, подумаешь, пару башен, да и те, поди, заложенные, понимаете? Вот та причина, по которой он и юлит и не хочет показывать свою слабость. Знаете, это простительное нежелание. Людям так хочется казаться большими и значительными. Это не является преступлением, это не является прегрешением. Ну подумайте вы сами.

Мы, однако, вернемся к нашим собственным баранам – привет тому самому Вольтеру, не говоря о Рабле. Так вот, отметили разумные люди, что речь шла… Собянин беседует с Путиным, Собянин беседует с Володиным, 25 миллионов квадратных метров – вот сколько нужно нам снести, чтобы построить новое. Но дело в том, что всех пятиэтажек в Москве только на 6,5 миллионов квадратных метров. У нас остается еще 18,5 миллионов квадратных метров, которые они намерены снести. А вот это уже не пятиэтажки, а тем более, не хрущевские!

А сносить их надо, потому что метро рядом, магазины рядом, поликлиники рядом, вот школа, вот это детский сад, понимаете, и все уже есть! Здесь же каждый вложенный рубль отдачу даст большую. Здесь квартиры будут строить дороже, и здесь на месте 7, 8, 9-этажного дома мы поставим 24-этажный дом. Если он через 5 лет развалится – плевать на него. Нам нужно это продать сегодня.

А далее ведь механика очень простая. Вы, понимаете, частный банк берет кредит у государственного банка. Потом исполнитель работ, фирма берет кредит у частного банка, потому что главное в бизнесе с этими налоговыми системами? Уметь работать на чужих деньгах. Ну простите за азы такие смешные, наивные: на чужих деньгах меньше налогов платить и, вообще, удобнее. После этого компания на эти деньги что-то строит, деньги, всё списывает – и банкротится. И тогда приходит вторая компания и опять берет кредиты и на них достраивает.

А откуда деньги изначально? Из госбанка, а откуда в госбанке – из бюджета. Откуда в бюджете? Из налогов, которые вычитают с граждан. То есть вас обворуют еще пару раз. А значительный процент неудачников просто выкинут из их квартир. И сколько там будет пролито женских слез, и сколько там людей будет рыдать безнадежно и у сколько там людей будет ощущение сломанных судеб, и что они, вообще, куриный помет, с ним обращаются, как с последним дерьмом, их мнение никого не интересует, их судьбы никого не колышут. Их отправляют туда, куда отправляют — 60 суток, а нет – выкинут тебя на тротуар. И глубоко наплевать, ты военные пенсионер или ты гражданский пенсионер, или вовсе не пенсионер.

Я думаю, что люди, в данном случае богатые люди со значительным административным ресурсом, которые способны так обдирать свой народ ради того, чтобы набить свои карманы, эти люди позор своей страны и своего народа. Эти люди наводят на мысль, что Россия – страна до крайности бездуховная; что разговоры о духовности – это для дурачков, чтобы они мечтательно слушали о духовности, пока всякая сволота выкидывает их из квартир. 

Ну, потому что зарабатывать деньги надо. А вы, вообще, в общем, лишние. Вы, в общем, и не нужны, вы, понимаете. И экономике вы не нужны. Какая нафиг экономика? Где вы видели экономику здесь? Вот оно как примерно получается.

Мне представляется, что поскольку 80% населения России – это русские, а выкидывать будут не по национальности, а по месту проживания, то есть в среднем 80% русский – а в Москве больший процент – то вот это и есть русофобия (к сведению патриотов, которые составляют списки русофобов). Вот вы нарисуйте туда, пожалуйста, в эти 100 русофобов России тех, кто вывел десятки и десятки миллиардов долларов из страны; тех, кто пустил по ветру миллионы семей; тех, кто делает людей нищими в богатейшей стране – вот их туда, понимаете, и запишите, то, вы, понимаете, путать Родину с очередным правительством – это всякий дурак умеет, для это даже образования не надо.

Кстати, о Родине и правительстве. Только сегодня, переключая каналы, пока я пил чай, никого не трогал, на «Первом канале» я обнаружил фильм, который, оказывается, делался еще к 2013 году, к 400-летию дома Романовых, как раз на том месте, где пели хвалу Третьему отделению Бенкендорфа. Третье отделение – это просто замечательная патриотическая служба. Бенкендорф – это герой войны, человек чести, замечательнейший специалист. Жандармы – это просто надежда страны, это просто лучшие из лучших! Вооруженные люди – с французского – вот жандармы. И так далее. И все было очень даже хорошо.

А вот Герцен подкачал. Вот к Герцену государь поначалу же неплохо даже относился, да. А вот он уехал в Лондон… А потом это он стал копать… И потом, что в результате произошла революция в России немая доля его вины, который из Лондона это все копал… Здорово, знаете, как это все меняется… А Николай был прекрасен! Он заплатил на Пушкина 168 тысяч рублев долгов. Потом назвали что-то такое типа тогдашний рубль — нынешняя тысяча. Вы это бросьте. Тогдашний рубль – это больше нынешней тысячи 1837-го-то года. 

Я к чему это? Это сам факт прекрасен. Из этого, понимаете ли, что следует – что у власти огромные трудности. Вот власть можно пожалеть.

Я иногда готов, вообще, заплакать: вот в какую сторону ни плюнешь, у власти трудности. Вот с медициной. Знаете, я этих цифр раньше не знал. За 15 лет первый 21-го века 2000-2015 год количество больниц в России сократилось в два раза: 10, 7 тысяч было, 5, 4 тысяч осталось. Так что какие там книжные магазины, вы о чем говорите! Это считал Центр экономических и политических реформ, он основывался на данных Росстата совершенно. Количество коек общее уменьшилось – это оптимизация называется – все-таки не в два раза, а только на 28%, правда, на селе – 40%. Зачем нам село? Все равно продукты плохие, их мало.

Количество поликлиник – говорят: зато будет много поликлиник – нет, поликлиник тоже стало на 13% меньше. А что у нас в результате? В результате в среднем в день принимали 166 человек – господи, если бы в какой-нибудь цивилизованной стране увидели, в каком темпе врач в России принимает больных, сколько у него есть минут на каждого больного… ну это же невозможно совершенно – было 166, а стало 208. Так что все совершенно прекрасно!

Как же в результате здоровеет народ? А в результате осложнения по беременности и родам увеличились на 40%. Это называется, оптимизация, понимаете? Вот заболевания системы кровообращения увеличились на 80%. То есть ждут до последнего, потому что замучаешься пробиваться в эту медицину. А вы говорите, оптимизация… Конечно, оптимизация. Когда сдохнут все бедные – то вот и место будет, таджиков вместо этого наймут, понимаете. Так что все очень тяжело.

И сейчас еще эти прогулки оппозиции, чтоб она провалилась вместе со своими прогулками, честное слово! Как писал Грибоедов-то? Что «друзья, вы не могли бы для прогулок подальше выбрать закоулок?» Интересно, эти стихи уже цитировал какой-нибудь губернатор оппозиции или еще нет?

Если власть начинает ослаблять гайки и проводить либерализацию, то, как правило, кончается революцией и переворотом. А если власть закручивает гайки сильнее, то это кончается взрывом, революцией, развалом державы. То есть пройти между это Сциллой и этой Харибдой, этим Содомом и это Гоморрой, знаете, до чрезвычайности трудно. Это же канатоходец, который на канате пьет чай одной рукой и играет на скрипке другой рукой, он ведь просто тфу! 

по сравнению политиком, который должен думать, куда здесь крутить гайки.

Вот что делать с дальнобойщиками, которые не хотят платить «Платону»? Если пойти им навстречу, осмелеют, охамеют, обнаглеют, начнут требовать еще что-то. А если не платить? Многие выйдут в ноль, бросят работу. Это будут заклятые враги режима, и вокруг них-то недовольство властью будет множиться и расходиться кругами. Вот очень тяжело, вы например, выбрать какую-то линию равновесия между социальными выпадами и обязательствами. Нельзя ли как-то вот чувствовать, где людям нужно пойти навстречу, вот где стоять твердо, где идти навстречу? Нигде не идут навстречу. Только идут навстречу друг другу. Это дело плохо кончится, конечно. Я боюсь, что плохо, потому что так же нельзя.

И, конечно, положение президента очень трудное, потому что если взять все эти группы кланов рулящих, то здесь президент в Россия выполняет роль своего рода фигуры равновесия, вот роль третейского судьи, чтобы как-то все это уравновешивалось. А оно уже не хочет уравновешиваться.

Вот прошли слухи, что у Кадырова с Сечиным есть недопонимание по части того, чего сколько нефтяного стоит. Они мгновенно сказали: «Какая это газета? — я уже забыл, какая это газета, — Что это за клевета? У нас все отлично». У них все отлично. Два серьезных человека. Можно посмотреть на них, вы понимаете… Вот как ту делать? И тут еще, я говорю, эти геи в Чечне. Чечне ко всей головной боли не хватало только геев, вот только Николая Алексеева там и ждали. Нарисовали бы такой транспарант: «Добро пожаловать, Николай Алексеев!» и раскрасили бы в цвета радуги – и Чечня была бы счастлива! Знаете, нужно все-таки иногда думать, кому делать, где делать, что делать. Вот здесь я не знаю…

И в свете этих обстоятельств дебаты: Почему Казахстан решил с кириллицы перейти на латиницу? Он мог бы перейти на язык похуже. Видите ли, во-первых, что за странное удивление? После того как кончилась «совейская власть», уже Азербайджан давным-давно перешел с кириллицы на латиницу, и туркмены перешли, и узбеки перешли, и как-то все это было тихо: перешли на латиницу и перешли.

Но вот казахи – это вроде бы поближе, вот Назарбаев, он же наш друг. Почему же они тоже решили на латиницу?.. Ребята, а как их снимали с арабо-персидской письменности после Великой русской революции? Покуда это все было при государях-императорах, да вошел весь Туркестан, весь юг вошел, но письмо-то сохраняли свое, то есть в основе это арабский алфавит, ну где-то некоторая разница в начертании, написании между арабским и фарси – это уже для специалистов. Но культура-то вся был, все письменные памятники, вся литература, вся история были написаны на родном языке, вот на этой привычной графике.

Сняли эту графику, заменили, заметьте, сначала латиницей заменили, и только уже в 40-е годы, во время войны им всем там – в Туркестане бывшем, а затем в свободных республиках Казахстан, Киргизия и так далее – заменили латиницу на кириллицу. Ну и подумаешь, ну и прошло лет 60 и с кириллицей обратно на латиницу, которая там была в 20-е, 30-е годы.

Почему? А зачем им сейчас кириллическое написание? Великого, могучего и грозного Советского Союза, так или иначе, больше не существует. Международным языком мировой культуры цивилизации является английский. Английский язык сейчас в мире несравненно нужнее русского. Так для чего им нужна вся эта кириллица? Он им что, родная что ли? Они тысячу лет писали этими буквами, что ли? А для чего это, собственно? Всё, проехали, понимаете. Вот была бы великая страна с великим влиянием на мир, осталось бы, как было. Но увы и ах. Вот как оно, к сожалению. Так это симптом, вы понимаете, тот еще. Для чего оно им нужно? А нефиг было в свое время людей отрывать от своих корней. Потому что, говорю, когда отменили то письмо, это как нити перерезали культурной преемственности. Притом, что однако же, когда я в 70-м году бичвал по Средней Азии, старики, вы знаете, все знали и помнили, все это тлело и тлело, все это не умерло, все это под пеплом было живым.

И вот здесь есть еще вопросы… Гениальный вопрос: «Министерство образования требует при переизбрании преподавателя вуза справки из полиции об отсутствии судимости. Является ли, по вашему мнению, требование доказательства того, что человек не является уголовником, оскорблением этого человека?»

Ну, смотря, вы знаете, как к этому подходить. Может быть, скоро понадобятся и не такие справки. Но, вообще, вы знаете, в Советском Союзе, где все в порядке было с отделом кадров. Отделы кадров, в общем-то, были филиалы местные госбезопасности. Ежели у кого была судимость, это было известно. Но чтобы справку об отсутствии судимости для приема на работу – я такого не слыхал! Вот для приобретения оружия – это я понимаю. Но для приема на работу в вуз справку об отсутствии судимости?.. Позвоните в полицию, черт вас дери, в конце концов! Я не знаю…

— «Как вы относитесь к предложению господина Милонова проверить всех школьных учителей на традиционность сексуальной ориентации. Вы знаете, меня еще в школе обвиняли в гипертрофированном воображении. Вот я как-то представил себе, как учителей проверяют на традиционность сексуальной ориентации…, вот как выглядит эта процедура в лицах, красках и звуках – пгеинтегейснейшая кагтина! По-моему, господину Милонову, так сказать, чувство психической нормы иногда все-таки изменяет. Какие-то здесь подсознательные очень интересные влечения. Нет-нет, это очень интересно. С ума сошли совершенно…

Очень интересный вопрос: «Ослабление влияния Путина в стране и мире как-то отразится на поведении Кадырова и на их взаимоотношениях, на ваш взгляд?» Естественно. Отношения между двумя людьми, двумя мужчинами, двумя альфа-самцами всегда включает в себя весь в мире: чего ты, вообще, стоишь. Это, вообще, всегда относится к двум мужчинам. Даже когда это очень милые интеллигентные – и то, вот кто ощущает себя покрупнее, тот держится поглавнее. Так что да, конечно, я вам доложу, свое превосходство нужно в жизни подтверждать все время, иначе сожрут, вы понимаете.

Здесь интересный еще вопрос: «Вам не кажется, что противостояние Россия – США, Восток – Запад, либерализм – патриотизм, прогресс – скрепы, Путин – Навальный – что все это небывалая разводка простых людей, скрывающая реальное противостояние, а именно: элиты — массы?» Вы знаете, Россия – США – это не элиты – массы, Восток — Запад – это не элиты – массы. Либерализм – патриотизм – это отчасти. Путин – Навальный – это безусловно. Видите ли, противостояние есть всегда. Вот перечтите, пожалуйста, десяток-второй фрагментов, который нам всего-то от Гераклита и остался, о том, что любая вещь едина в своих противоположностях, и их единство и борьба между ними являются залогом существования и развития этой веди – вот вам все начало диалектики в изложении Гераклита. Его любой дурак может прочитать, нужно подумать. Вот читать – быстро, понимать – медленно. Поэтому читать много незачем, читать надо хорошо. Это, кстати, о том, что противостояние…

Знаете, ни одна страна не идеальна, никто не совершенен. Но любой проворовавшийся чиновник в той же Америке – это лакомая добыча прессы, конкурентов и судов. Это подарок судьбы. Вот его-то можно рвать как тузик грелку и спасения ему не будет. Перестрелять всех – ты замучаешься нанимать гангстеров. Вот, понимаете, какая история. Так что там надо рыть глубоко и на отдельных, потому что да, есть люди, которые глубоко замазаны — не будет возвращаться к чете Клинтонов. Но вообще, как принцип это невозможно. Слишком прозрачно все. Вот наши «пацаны» не любят прозрачности и правильно. И когда говорят, деньги любят тишину – они не только тишину, они любят закрытость, желательно темноту, и чтобы там никого не было – вот так они любят.

По-моему, это уже на закуску: «Прочел, в конце концов «Войну и мир» Толстого, — мои поздравления, — после чего возник интерес: что понадобилось Бонапарту в России? Информации о замыслах, его целях и задачах той войны негде не мог найти, — искать надо лучше, — Сам Толстой этот вопрос тоже никак не освещает, — да, у него другая задача, — Возможно, он хотел насильно – Наполеон – отстранить от власти все европейские, королевские и так далее… Посоветуйте, что прочесть. Где «оранжевые революции» и так далее?»

 

Прочите, пожалуйста, «Война 1812 года» в Википедии о том, как Россия готовила новую коалицию весной 12-го года, привела свои российские войска к границе; нарушала континентальную блокаду, потому что это нарушало интересы русских олигархов – и вам все станет понятно, зачем Наполеон пришел в Россию. А на Москву он шел, потому что русские к Москве отступали. Наполеон никак не мог догнать войско. К сожалению, время наше кончилось. Всем всего самого-самого доброго! Пусть вас догоняют только добрые вести.

 

Михаил Веллер, "Эхо Москвы", 16.04.2017, 17.05

 

По-моему, это уже на закуску: «Прочел, в конце концов «Войну и мир» Толстого, — мои поздравления, — после чего возник интерес: что понадобилось Бонапарту в России? Информации о замыслах, его целях и задачах той войны негде не мог найти, — искать надо лучше, — Сам Толстой этот вопрос тоже никак не освещает, — да, у него другая задача, — Возможно, он хотел насильно – Наполеон – отстранить от власти все европейские, королевские и так далее… Посоветуйте, что прочесть. Где «оранжевые революции» и так далее?»

Прочите, пожалуйста, «Война 1812 года» в Википедии о том, как Россия готовила новую коалицию весной 12-го года, привела свои российские войска к границе; нарушала континентальную блокаду, потому что это нарушало интересы русских олигархов – и вам все станет понятно, зачем Наполеон пришел в Россию. А на Москву он шел, потому что русские к Москве отступали. Наполеон никак не мог догнать войско. К сожалению, время наше кончилось. Всем всего самого-самого доброго! Пусть вас догоняют только добрые вести.

 


Все права защищены. При копировании размещайте, пожалуйста, ссылку на наш сайт www.irespb.ru
(c) Copyright "Peter & Patrick", 2009-2010.
Вопрос - ответ Россия - Ирландия
Троник:сделайте сайт у нас
История Олимпийских Игр
От античности до современности
Хороошее кино
Калейдоскоп кинематографа